23.01.2023

Статья Матери Мира Марии ДЭВИ ХРИСТОС «За что Украина несёт такую страшную карму?» (Видео)

В Разделе «Статьи Марии ДЭВИ ХРИСТОС» размещена Статья Матери Мира.

За что Украина несёт такую страшную карму?

Как вы думаете, почему именно Украина стала мировым отстойником? Покойный демоноид Л.Кравчук и иже с ним приложили к этому немало усилий. Сегодня он кувыркается в аду. Среди этой рептильной когорты — украинские олигархи и главная героиня оранжевой революции Юлия Тимошенко, толкнувшая страну под откос ещё в 2004 году, а также все её боевые соратники. Сегодня их нет в Украине, разъехались по злачным местам, ввергнув Неньку в пучину мирового зла. Но, находясь где-то за бугром, продолжают голосовать за безчеловечные законы, которые втихаря принимает верховная зрада, пользуясь тем, что народ напуган войной. Вот уже без малого год, как на этом военном полигоне изпытывается и уничтожается вся ненужная военная техника, которую передают сюда страны НАТО, а заодно на этой территории утилизируются активные и патриотичные силы, никому ненужные, ибо телекартинка — это всего лишь фетиш, за которым рептильные морды окунают в иллюзию лжи патриотично настроенное, зомбированное ящиком население страны. Если отключить зомбоящик, то война вмиг остановится. Эта война — лишь для народа, а для властей — лишь военная спецоперация, или военные учения. Ещё со времён В.Ющенко в Украине были открыты биолаборатории США, готовящие геноцидные смеси для уничтожения славян. Здесь месяцами от химтрейлов затянуто пеленой Небо без Солнца. А вечерами царит безпросветная тьма. Электричество только в домах и на предприятиях толстосумов. Здесь всё по полной программе: границы закрыты, и народ в ловушке демонов, как в концлагере. Полицейские, в нарушение всех законов, вылавливают и отправляют на убой всех подряд. Идёт открытый геноцид и зачистка территории для новых хозяев. Начало конца государственности Украины было положено ещё на майдане. В Украине не созданы госорганы, так называемая полиция, ТЦК, ВСУ, ЗСУ, СБУ. Всё это частные фирмы, которые ходят под очень тяжёлыми криминальными статьями. А именно: присвоение и превышение служебных полномочий и свержение Конституционного строя. Если власть нарушает Конституцию, то как она может посылать на войну под видом конституционных обязанностей? Война не объявлена президентом, а потому и военное положение, и мобилизация, и военный учёт — незаконны! Ибо военное положение не предусматривает никакой мобилизации! В известном сериале «Слуга народа» была показана территория Украины, разделённая на множество частей. А главный герой в роли президента спросил: «Так что, Украины больше нет?» И ему ответили: «нет». В этом фильме был проигран сценарий будущих событий с главным участником — В.Зеленским. И сегодня он продолжает изполнять свою роковую роль. Если вы до сих пор не поняли, что произходит на самом деле, то вероятно уже и не поймёте, ибо гипноз телемарафона вас усыпил напрочь.

Киев — это 50 градус — континентальная сердцевина мира. Место Явления Мессии Эпохи Водолея — Мировой Женственности — Матери Мира Марии ДЭВИ ХРИСТОС. А Донецк — 48-й градус — Сакральное место Её РАждения. Именно поэтому Армагеддон начат именно с Донбасса. И пришло время пройти это адилище всем украинцам. В 1990 году, Явленная в Киеве Славянская Спасительница Руси Начала Своё Белое Шествие, Предупреждая о планах захватчиков и Грядущем ПреобРАжении, Собирая на Своём Пути тысячи подвижников. Но с позволения самих славян, в 1993 году спецслужбы упрятали Её в Киевскую тюрьму. И началась охота на Белых Вестников Матери Мира. Известно, что народ, отвергающий своего Спасителя и Вестников Света, — несёт на себе самую тяжкую карму. Мы Прошли через судилище на украинской Голгофе — на Софии. Но никто не пожелал узнать правды о том безпределе, который вершили украинские власти под руководством Кравчука и Филарета, военные МВД и их сподручные шакалы. Вот лишь некоторые свидетельства разправы над мирной Общностью «Великое Белое Братство» «ЮСМАЛОС», изпоВЕДующей любовь ко всему Сущему. Привожу слова свидетелей беззакония со стороны украинских властей, дословно.

Сестра Ялиифь (г. Черкассы):

«За три года благовестий много было разных изторий. Например, поехали мы с сестрой Марией в г. Ирклиев Черкасской обл., зашли в церковь оповестить о Приходе Христа на Землю. Очень не любили попы белых братьев и сестёр. Попа в церкви не было (поехал на похороны), а церковные бабушки сказали, что они — православные, и им прислали попа от Филарета, а это не от Бога. Мы встали около магазина, разложив Духовную Литературу, а Лики Матери Мира Марии ДЭВИ ХРИСТОС держали в руках. Стали подходить люди, собралось несколько десятков. И тут кто-то говарит: «…батюшка летит». И, действительно, бежал здоровенный упитанный поп, полы его рясы разлетались. Лицо багровое, разъярённое. Сходу разбросал слушающих нас, начал рвать, топтать Святую Литературу, а мы начали защищаться. Меня он отбросил к стенке, я стукнулась и упала, Марию — в другую сторону. Люди хватали его за руки, удерживали, защищая нас и говаря, что им интересно было слушать о Боге. Но поп, как демон, налетел, сотворил хаос, месиво и убежал, разталкивая людей. Со временем до нас дошла весть, что поп тот был сильно наказан, но как — я уже не вспомню.

…Приближалась осень 1993 года. Гонения на нас, юсмалиан, усилились. В то время для милиции было героизмом схватить белых братьев и сестёр, мы для них были «враг №1». А настоящие нарушители закона: воры, убийцы, преступники — отошли на 2-й план. Они всюду рыскали в поисках верующих Общины «Великого Белого Братства».

Вспоминаю двух братьев из Словакии: Иоанна и Иакова. Они постоянно улыбались глазами, светились чистотой помыслов, каким-то внутренним светом. Разве такие люди могут делать плохое? Конечно, нет!

Вспоминаю ноябрь 1993 года: люди разных возрастов с букетами цветов пришли на Софийскую площадь на встречу с Матерью Мира Марией ДЭВИ ХРИСТОС. И чтобы не состоялась эта встреча, власти придумали, что якобы белые братья и сёстры будут сжигаться на площади; это дало им оправдание пригнать много военной техники: бронетранспортёры, автозаки и части ОМОНа и «Беркута», собранные со всей Украины.

А скажите, люди, по совести: разве мирные верующие с цветами в руках способны на дурное? А что получилось? С Софийской площади г. Киева по радио и телевидению передавали сводки, как с поля боя. Всё, что случилось на площади, возложили на невинных Детей Божьих и Саму Матерь Мира Марию ДЭВИ ХРИСТОС, а те, кто повинен в этом, — остались безнаказанны. Но Правда Возторжествует! Не повторилось ли то же с юсмалианами, что и три века подряд после разпятия Исуса Христа было с христианами? Их убивали, жгли, мучили, бросали львам на разтерзание. Об этом подробно описано в книге Генрика Сенкевича «Камо грядеши» (Куда идёшь). Почитайте эту книгу, и вы поймёте, что произходило на Софийской площади в ноябре 1993 года. И ещё поймёте, Кто Пришёл на Землю.

…К 1 ноября количество юсмалиан в спецприёмниках всё увеличивалось. В нашей камере было около 40 сестёр. Сестре дубинкой разсекли голову, текла кровь, мы промывали ей волосы от крови. В камеру вбежал милиционер; я стояла с краешку, а он ногой ударил меня в солнечное сплетение, задохнулась, меня подхватили. В нас стали брызгать «черёмухой». Я 78 дней находилась в спецприёмниках Черкасс, Киева и Харькова, 1,5 месяца в г. Донецке. Мы в знак протеста незаконного задержания отказывались от пищи в спецприёмниках и больницах. В больницах нам делами капельницы с глюкозой и физраствором. Однажды медсестра говарит врачу обо мне: «У неё уже нет вен». Тогда начинали колоть в вены ног, связывая руки, ноги, и кто-нибудь садился сверху, чтобы не сопротивлялись, — так о нас «заботились» медики. И всё это произходило ежедневно.

…Когда перевозили нас с одного города в другой, — всех начали грузить в вагоны поездов, напихивая как сельдь в бочки, и увозить из Киева в разные места Украины. Меня увезли в Ясиноватую, а потом на «бобике» в спецприёмник — тюрьму г. Донецка. Там я отказывалась от еды, пила только несколько глотков воды из крана и несколько капель концентрированной своей урины. Постоянно лежала. Не было сил ходить, потом меня увезли в больницу г. Донецка. Там приносили еду, но я к ней не притрагивалась. Только требовала: «…выпустите меня на свабоду!» Естественно, я превратилась в «скелет»: кожа висела, стала дряблой, как у слона. И тут меня начали «спасать»: связали, привязали к кровати, сели сверху, держали голову крепко, всунув в нос обрезанную пластиковую трубку (не резиновую, а эластичную!), — порвали слизистую. Шла кровь, так мне влили полстакана солёного мясного бульона. Когда пришла главная, я её спросила: «Ведь вы — медик. Как вы могли после такой длительной голодовки влить такой яд?» Она опешила от неожиданного вопроса и несколько раз повторила: «Вы — медик?» После этого мне ничего не осталось, как начать принимать пищу, т.к. меня предупредили, что «это» будет повторяться ежедневно. Попросила картофелину, свеклу, морковину, чуть сырой капусты и подсолнечного масла. Принесли электроплиту, чашку от весов, на которой изпекла лепёшечку. Какая это была божественная пища! Вкуснее её ничего не было на свете…».

*

Брат Елисей (г. Черкассы):

«Первого ноября я был в Киеве и пришёл на площадь Богдана Хмельницкого. Площадь была оцеплена милицией, и находиться можно было только на тротуаре. В то время, как на саму площадь, как на парад, прибывали строем колонны милиции. К 12 часам на площади на одного гражданского приходилось по три милиционера в форме. Вся площадь была сине-серая от милиции. Даже бронетранспортёр пригнали. Верующие стояли с цветами в ожидании встречи с Матерью Мира Марией ДЭВИ ХРИСТОС. В 12:40 один из братьев обратился к людям: «Давайте позовём Марию ДЭВИ ХРИСТОС! Давайте прославим Бога!» И начал громко читать Молитву Света. Её подхватили братья вокруг, крепко окружив его кольцом со всех сторон.

Майор милиции тут же скомандовал: «Хватайте их», — хотя вначале должен был предложить нам разойтись. Сотрудники правоохранительных органов не утруждали себя даже соблюдением процедуры, настолько они были уверены в своей безнаказанности, считая нас «вне закона». Нас тут же стали хватать и валить на землю, применяя болевые приёмы, заламывая кисти рук. На нас становились сапогами, придавливая к асфальту, а некоторым братьям наступали даже на головы и лица. Подъехали милицейские машины, и нас стали забрасывать в них, избивая по дороге и выкручивая руки. Избиения продолжались и внутри машин.

В Шевченковском РОВД г. Киева, куда нас привезли, мы продолжали прославлять Матерь Мира Марию ДЭВИ ХРИСТОС и читать Молитву Света. Периодически к нам в камеру заскакивали милиционеры, избивая нас дубинками и травя слезоточивым газом. Меня ударили по грудной клетке дубинкой. К вечеру нас, как дрова, погрузили в машины и повезли в Дарницкий спецприёмник. При погрузке меня бросили на пол машины, и милиционер со всего маха пододвинул меня к двери, ударив сапогом по почкам. В Дарнице нас по коридорам таскали за волосы и уши, у многих были содраны спины. …На следующий день мы подхватили инициативу сестёр и в знак протеста против милицейского безпредела — забаррикадировали дверь нарами. Омоновцы ломали её металлическими трубами, целясь попасть в головы братьев, героически поправлявших разбиваемые нары, продолжали травить газом. А после, вооружённые до зубов, в касках омоновцы избили дубинками беззащитных верующих, которые не оказывали никакого физического сопротивления. Затем нас опять потащили в другую камеру и снова били по избитым спинам. Одному брату разсекли голову дубинкой, и долго не удавалось остановить кровь. Другой потерял сознание от полученных многочисленных травм, и его забрала скорая помощь.

Вечером началась погрузка в машины, и нас повезли на станцию Дарница (товарная). Нас набивали по 17-19 человек в каждый отсек милицейского автомобиля, так что приходилось стоять на одной ноге. И находились мы в таком положении более 4 часов, ожидая погрузки. Нас забросили в холодные вагоны, в то время как температура воздуха была минусовой, не сообщив, куда повезут. На станции Ясиноватая, куда нас привезли, нами занялся Донецкий ОМОН и «добровольцы» из РОВД. Нас хватали за что попало и волокли в машины, избивая по дороге. Сестёр тащили за волосы. Меня удивило активное участие в этом процессе солдат внутренних войск, охранявших нас в пути, ведь это не входило в их обязанности. Они будто состязались с омоновцами в грубости, особенно преуспевая на сёстрах. Когда оставалось 2 купе — силы милиционеров изсякли. Они стали нас бросать в коридоре тюремного вагона и ударами сапог в пах продвигать к выходу.

На протяжении всего времени, с момента задержания, нам ни разу никто не сообщил: куда нас везут и что с нами собираются делать. В спецприёмнике и больнице г. Шахтёрска Донецкой обл. всё продолжилось: нас приковывали наручниками к кроватям и даже выводили в наручниках в туалет, как опасных преступников, награждали тумаками за неповиновение. Хотя надо сказать, что в этом городе к нам относились мягче, чем к нашим братьям и сёстрам в аналогичных заведениях других городов. Нам даже разрешили посмотреть вечерние новости по телевизору 10.11.1993 г., где показывали Матерь Мира Марию ДЭВИ ХРИСТОС.

В декабре 1993 г. я снова оказался в Черкасском спецприёмнике, будучи задержанным во время благовестия. Меня таскал за волосы начальник спецприёмника и лично руководил избиением, после которого всё моё тело было в синих полосах от дубинки, как у зебры. …В феврале 1994 г. меня с сестрой задержали в Барышевке во время проповеди. В Черкассах и Барышевке меня перетаскивали за волосы из камеры в камеру. Но особенно гордились своей грубостью милиционеры Боярского спецприёмника. Они даже хвастались, говоря: «Вы попали в гестапо». В Боярке, во время медосмотра, старший лейтенант разорвал на мне рубашку, хотя в этом не было никакой необходимости. А женщина-медработник не только не высказала сочувствия или возмущения таким грубым действиям милиционера, но даже одобрила их. По спецприёмнику меня водили, заломив руки болевыми приёмами, и этот же лейтенант сворачивал голову».

*

Сестра Беатриче (г. Красноярск):

«10 ноября 1993 года мы по билету вошли в Софийский Собор. Нам навстречу бежали посетители с детьми и кричали: «…там белые братья — убивать будут!» Братья стояли в Соборе, взявшись за руки, образовав круг вокруг алтаря, на котором Стояла Матерь Мира Мария ДЭВИ ХРИСТОС. Мы тоже подошли и стали в круг и начали петь: «Да Будет Свет, Любовь, Добро!» Затем ворвались омоновцы и стали круг разрывать, бить нас и разтаскивать, забрасывая в милицейскую машину… Вошла в машину Мария ДЭВИ ХРИСТОС: всех Покрестила, Благословила и Сказала: «Азъ вас очень Люблю». Спросила, как зовут всех по имени, и Села между нами. Одна из сестёр попросила разрешения сесть напротив, уткнулась в Мамин подол и плакала. Я гладила Мамины Руки. Маме было тяжело, и Она Сказала: «Деточки, Азъ так Устала». Мама нам немного Разсказала, как будет на Новой Земле. Какие будут прозрачные одеяния у сестёр, а потом будут приходить на Землю, чтобы помогать другим… Нас повезли в спецприёмник. В другом отделении этой машины сидели братья, и Мама Сказала милиционеру, сопровождавшему нас: «Не бейте, Азъ Посылаю вам Свет и Любовь». Милиционер посмотрел и ничего не сказал. Через какое-то время машина остановилась, и нас всех затащили в помещение, в котором на полу лежали избитые братья. Немного погодя Вошла Мама, всех Благословила, а потом Её увели, больше мы Её не видели. Нас привезли в спецприёмник. Стали разтаскивать по камерам, и в это время меня милиционер больно ударил ногой по копчику со словами: «А ты куда, старая?» Очень долго болел копчик. Нас, трёх сестёр, затащили в холодную камеру. Мы прижимались друг к другу, чтобы согреться. В знак протеста мы голодали. Каждый день приезжала скорая, прибегал милиционер и спрашивал: «…жива ли я?» Мерили давление (давление было нормальное), и меня не забрали в больницу. Но вскоре меня отправили в больницу и насильно поставили капельницу. Позже вернули опять в спецприёмник, т.к. у меня с собой не было паспорта. Следователь меня допрашивал и записывал, я взяла эти записи, порвала и сказала: «Хоть бейте меня, хоть убивайте». Следователь собрал остальные документы, вызвал дежурного и сказал: «Это ненормальная порвала все мои записи». Милиционер отвёл меня в камеру и сказал: «Будешь сидеть, пока не посинеешь». Потом нас с сестрой отправили в венерическую больницу. Мы с сестрой молились, чтобы нас выпустили. Когда подошла наша очередь на проверку, к нам подошла врач и говорит: «Ну что, сёстры, теперь ваша очередь». Мы ответили: «Хоть бейте, хоть убивайте, мы на кресло не пойдём. Мы — здоровы». И тогда врач сказала дежурному, чтобы он потихоньку нас вывел за территорию. Таким образом, мы попали на свабоду».

*

Сестра Леандра (г. Симферополь):

«1 ноября 1993 года. Киев, Софийская площадь. Подходим к площади, эфир, воздух — всё напряжено в ожидании. Площадь вся заполнена братьями и сёстрами. Я стояла у края площади, молилась, а душа разрывалась от боли, видя, как подъехали «воронки», и милиция стала избивать, запихивать и забрасывать братьев и сестёр в машины. Вдруг на площади мелькнула фиолетовая куртка (это была моя дочь Наташа, — я её не видела несколько месяцев и хотела подойти). Слышу команду: «Назад! Стоять на месте!» Я стояла метрах в 5-8 от танка БТР, наверное, он воздействовал на людей. Подошли 2 военных и, улыбаясь, попросили открыть сумку: я стою не реагирую, они сами разстегнули сумку и начали рыться в ней, но Духовной Литературы там не было, только мои личные вещи. Посмотрели паспорт и стали меня тащить, я сопротивлялась, но тут подошли 4 милиционера взяли меня за руки и за ноги и запихнули в машину. Затем отвезли в отделение милиции, где обыскали. Здоровый мужик стал мне на ноги и больно пнул, усадив на стул. За столом сидели несколько человек, говорят: «Смотри», на столе стоял Мамин Лик, — я улыбнулась, и в этот момент меня сфотографировали. Затем привезли в Дарницкий спецприёмник. В нашей камере уже было несколько сестёр (ранее задержанных) и несколько бомжей (насекомые ползали по нарам).

Наутро развернулись бурные события: наших братьев били, а мы (чтобы нас не настигла такая же участь) забаррикадировались и требовали, чтобы не били братьев и отпустили всех на свабоду. Охрана долго не могла попасть в камеру, потом всё-таки ворвалась: стали бить всех дубинками. Одной сестре пробили голову, пошла кровь. Потом стали травить газовыми баллончиками. Одной молоденькой сестричке прямо открыли рот и стали брызгать туда «черёмуху». Мы рванулись к окнам глотнуть воздуха, но нас били и оттаскивали от окон. Такой Дух Защиты Был — не было ни боли, ни страха, а только возмущение и протест против такого произвола в отношении верующих. В знак протеста мы объявили голодовку. Начался этап по тюрьмам. Нас унижали, били, запихивали в камеры с железными нарами без матрасов. Как дрова, грузили в вагоны в сопровождении конвоя из «красных беретов». При подъезде в г. Славянск, оставили в закрытой машине, без водителей, — через несколько минут стало першить в горле и клонить в сон: видимо, чем-то воздействовали. Мы все взялись за руки, замкнули цепь и стали читать Молитву Света, — стало легче. Мы услышали звон небесных колоколов, — это была Поддержка Мамы. Вначале мы голодали. Потом некоторые стали есть понемногу.

Перед 25 ноября приходили несколько чинов, и глядя на нас измождённых, спрашивали: «Ну что, возноситься будете?» В ночь с 24 на 25 ноября не давали спать, проверяли форточки, с опаской смотрели на нас. Утром 26 ноября пришли несколько чинов и спрашивают: «Ну что, вознеслись?» Говарим: «…ещё не время». Приходили провокаторы. Мы постоянно молились. Все мысли о Маме: «…как там ОНА?» Тех, кто не ел, в том числе и меня, отправили в Донецкий реабилитационный центр. Директору этого центра доложили, что мы при смерти. А мы ему говарим: «…отпустите нас, и мы уйдём». Проповедовали ему, он удивился о нашем задержании, — обещал помочь. Ушёл звонить «наверх». Пришёл удручённый, извинился и говарит: «Ничем помочь не могу, даже мой авторитет не помог. Ничего не могу понять, что произходит». Приезжал «светило» из Харьковского центра психологии, беседовал с нами. Был удивлён нашим всесторонним знаниям и написал заключение — «здоровы». Приводили ко мне попа, он предъявил мне претензию, что я заняла его одноместную палату, он здесь каждый год язву желудка от алкоголя лечит. Весь персонал ему руки целовал. Потом поп устроил шумную попойку с девицами и песнями. Нас перевели на другой этаж.

Однажды, я увидела сияющий бело-голубой свет, и моя жизнь промчалась, как в кадре, я уже уходила из жизни. Вдруг ворвался медперсонал: за руки, за ноги меня схватили и понесли в реанимацию, стали делать уколы, капельницы. Я говарю им, что мне очень плохо, а они мне говорят: «…зато ты осталась живая». Заведующая кричит: «Я за тебя под суд не пойду! Мне за границу надо ехать!» Меня насильно накормили через катетер, и я сказала, что буду сама готовить пищу. Мне принесли эл. плиту, овощи, муку. Один милиционер из охраны был добрый, говарит: «Чем тебе помочь?» «Отпусти меня», — говарю, он отвечает, что не может этого сделать. Тогда я ему говарю: «…ну почитай мне» и даю христовочку с Ликом Матери Мира Марии ДЭВИ ХРИСТОС. И он прочёл, и все 5 человек, которые были в палате, удивлённо слушали. Потом он не стал приходить: наверное, донесли на него, и его куда-то перевели. В конце декабря меня перевели в спецприёмник».

*

Сестра Ахсаф (г. Москва):

«В Киеве меня задержали 10 ноября 1993 года. Из СИЗО нас в закрытой машине (в грузовом вагоне) отправили в Полтаву. По возрасту я была старше всех и считали, что я всех «с толку сбила». Волосы у меня были длинные, и за них меня таскали на допросы по коридору и через пороги. Как-то три милиционера потащили меня в пальто в душ и стали поливать холодной водой. Говорят: «…выбросим её на мороз». Я схватила шланг и направила на них, и они втроём не могли его вырвать у меня, всё удивлялись: откуда такая сила?.. Вот Так Защищала и Оберегала нас Мама. Я очень благодарна Матери Мира Марии ДЭВИ ХРИСТОС за постоянную Заботу, Любовь и Поддержку, — я на себе это изпытывала постоянно».

*

Брат Зорий (г. Кишинёв):

«Меня задержали осенью 1993 г., я оказался в спецприёмнике. Нас с братом обыскали и развели по разным камерам на 15 суток, а оказалось — на месяц. После недели пребывания в спецприёмнике, привезли много братьев и сестёр. Сёстры пели песни, их били, брызгали «черемухой». Братья и сёстры стали стучать в двери и скандировать: «Свабоду юсмалианам. Не бейте братьев». После этого стали братьев и сестёр вытаскивать из камер и разпределять в машины, а потом — в вагоны с решётками. Развозили в разные спецприёмники Украины. Меня отправили в Горловку (в Румянцевскую больницу). Я отказывался от пищи, меня привязали к кровати, через катетер вводили глюкозу. Охраняли нас 4 милиционера. 26 ноября пришёл майор, отдал паспорт (у меня были документы!) и потребовал разписаться, что не еду в Киев. Медперсонал собрал мне деньги на дорогу. Я уехал в Киев и стал искать братьев. Ходить было тяжело, — болели ноги. Все храмы были разгромлены, а братья — арестованы. Братьев не нашёл и поехал в Кишинёв».

*

Сестра Фиолетта (г. Череповец):

«…Киевский спецприёмник. До 24.11.1993 г. охрана вела себя спокойно, а в ночь на 24 ноября постоянно заглядывали в окошечко. А утром стали издеваться, «что никуда не улетели». Мы отвечали, что это нам была проверка. Мы продолжали голодать — многие уже по месяцу. Некоторые из работников приносили нам из дому продукты, пироги, но мы ничего не ели, отстаивали свою Веру и свабоду.

Конец 1993 г., 1994 г. — нас постоянно забирали. Подгородецкий приходил в спецприёмник и вёл себя как начальник: раздавал разпоряжения, и его слушали. Кто из нас отказывался к нему идти, их притаскивали за ноги.

…В июне 1994 г. проповедовала в г. Гребёнки. Кто-то из местных жителей сообщил в милицию, нас разыскивали. Были втроём, я стояла возле калитки, подъехала милицейская машина, меня схватили, втолкнули в машину, надели наручники. А люди (молодцы!) увидели и спрятали моих братьев, и милиции не выдали. А поздно вечером посадили на Киевскую электричку. Меня отвезли в Лубны, там очень сильно били, в одежде обливали в душе. Пригласили заведующую психдиспансера. Доктор спросила: «Чем могу помочь?» Я ответила: «…поступите по совести». Она написала в справке: «здорова, в лечении не нуждается». Меня отпустили».

*

Сестра Лаванда (г. Киев):

«...Во время проповеди весной 1994 года, в Полтаве, меня задержали и отправили в спецприёмник, где нас с сестрой жестоко били ремнями. За нею через день приехала мама и забрала её. Я осталась одна. Меня водили на допросы (им нужна была фамилия и адрес), угрожали бросить в камеру к грузинам, обрить налысо и смолой нарисовать крест на голове, били дубинками, кулаками. Меня таскали в холодный душ, обливали из вёдер холодной водой и полураздетую тащили по коридору, сажали в холодную камеру, где меня насильно кормили 3 заключённых женщины, но я всё выплёвывала. И так было несколько дней. Потом они стали съедать мою порцию и говарить, что скормили мне. Одна из них всё выспрашивала моё имя, — я ей назвала вымышленное; и когда меня вызвали на допрос по этому имени, я поняла, что это была «подсадная утка».

...Ко мне приходил врач из психушки и сказал, что, если я не буду есть, — они заберут меня в психушку и насильно будут кормить. И сказал, что Мария ДЭВИ ХРИСТОС Разрешила разговаривать с мирскими неагрессивными людьми. Через несколько дней он пришёл опять и, зайдя в камеру, произнёс: «Слава Марии ДЭВИ ХРИСТОС!», я ответила ему: «Слава Марии ДЭВИ ХРИСТОС!» Он опять просил употреблять пищу, так как вынужден будет забрать меня в психушку. Затем меня перевели в общую камеру, где я пела Мамины Песни, и одна из тех женщин, которая участвовала в насильном кормлении и грозилась меня побить, потом уверовала и сказала, что, когда выйдет из тюрьмы, будет искать белых братьев. На допросе следователь бил меня дубинкой, к нему в это время зашёл другой следователь и говарит: «…что ты с нею возишься? — Вызови врача, пусть сделает укол, так она разскажет, как в пелёнки делала». Затем они как-то узнали, что в Полтавском спецприёмнике была моя дочь, и следователь, ударив меня кулаком так, что я свалилась на лавку, сказал: «Ах ты, старая, — возпитывать дома детей должна, — так ты ещё и с ребёнком пошла…»»

*

Сестра Римона (г. Москва):

«…Впервые увидела Марию ДЭВИ ХРИСТОС 10 ноября 1993 года в Софийском Соборе. Когда я услышала приятный РАдной Голос, оглянувшись назад, увидела на алтаре Матерь Мира. У меня покатились из глаз слёзы от счастья. Наконец Совершилась Встреча, о которой я мечтала всю жизнь! В этот День в Софийском Соборе произходила мистика. Чувствовала открытый Космос, звёзды, чистоту, открытость, духовность, единомыслие и радные вибрации. Благодарю за Великую Милость!

В Софийском Соборе мирный молебен прервали ворвавшиеся омоновцы, превратив в бойню, стали избивать дубинками, после чего хватали за руки и ноги и забрасывали в милицейские грузовики, увозя в спецприёмники, где продолжали избивать. У меня всё тело было в синяках, левая рука от избиения была травмирована (хотели хирургическим путём вскрыть опухоль, я не согласилась). …Мы все оказались в спецприёмниках. Через 2 дня поездом в закрытых вагонах с решётками, как преступников, этапом из Киевского спецприёмника нас развезли в другие города Украины.

На одной станции в вагон вбежал верующий, наш брат, и передал нам целый пакет яблок, говарит: «Я знаю, вы — «Белое Братство», верите в Марию ДЭВИ ХРИСТОС. Эти яблоки из моего сада, ешьте…» Защиту и Заботу мы ощущали постоянно и благодарили Матерь Мира Марию ДЭВИ ХРИСТОС. Особенно мне запомнился Полтавский спецприёмник своей жестокостью. Чтобы запугать — нас выводили к сторожевым собакам. Постоянно твердили: «Откажитесь от своей Веры в Марию ДЭВИ ХРИСТОС, мы вас отпустим!» Против такого беззакония мы протестовали голодовкой вместе со всеми верующими. Я никогда не видела такой жестокости.

Спустя некоторое время, группу верующих, в которой была и я, привезли в психиатрическую больницу. Сначала нас обследовали, а затем поместили в реанимационное отделение. В спешном порядке делали уколы, чтобы спали синяки. Затем возле каждой кровати ставили подставки с капельницами. Без нашего согласия, привязав ремнями к кровати, вливали психотропные жидкости через вену. После этого болела голова, чувствовала раздвоение сознания, ослабление ума, очень болело всё тело. Спасала от этого ужаса только Световая Молитва. Когда протестовали, то нам говорили, что переведут в палаты с психическими больными, тогда узнаете, как сопротивляться. Случайно я услышала разговор врачей, с ними был ещё омоновец. Врачи говорили между собой: «Что же нам делать с «Белым Братством»? Ведь говорили, что они закодированные, зомбированные. Мы им влили столько психотропной жидкости, их ничто не берёт. У нас изсякли все запасы, что же с ними делать?» А другой врач отвечает: «Что делать? — Отправить обратно в спецприёмник и всё!» На следующий день нас, действительно, отправили обратно в спецприёмник. ...Затем власти изпугались, что об этом преступлении над верующими может узнать весь мир, и стали выпускать нас».

И подобных свидетельств — сотни. А теперь подумайте, достоин ли такой народ жить в мире и радасти? Чёрные Воины МахаКали наказуют безбожников. Ибо отвергли они Свою Матерь Небесную, Явленную и Жертвенно Отдавшую Всю Себя во Спасение этого неблагодарного народа, забитого рептильными СМИ. И может потому, именно чтящие закон Торы более достойны жить на этих благодатных землях и встречать своего Машиаха-Антихриста, нежели вы, славяне, изгнавшие и осудившие Саму ЛЮБОВЬ, Явленную вас Спасти…

Виктория ПреобРАженская

18.01.2023