Памяти Бальмонта
(Поэтический цикл-диалог)

Два Вдохновенных Дара

Константин Бальмонт — классик поэзии Серебряного века. Самый музыкальный из руських поэтов-символистов. Виктория ПреобРАженская — Поэт более поздней эпохи, однако Она, как и Бальмонт, тоже Жила в XX веке, только в отличие от него Перешла в век XXI, как в своё время в век XX Бальмонт перешёл из XIX…

Поэтический цикл «Памяти Бальмонта» — это своего рода особый поэтико-художественный опыт создания моста меж двумя творческими личностями. Это признание в родстве мотивов и духовной основы, признание в общности тем и ряда образов. И Бальмонту-символисту и неосимволисту, Мистику Виктории ПреобРАженской свойственны поэтические прикосновения к целому кругу… нет, к целому горизонту сакральных тем — Египет, Гиперборея, древнеславянский мир и его боги, Вечная Женственность, Луна, Солнце…

Виктория ПреобРАженская Пишет об этом во вступительной части цикла. Далее Она Чередует развёрнутые и краткие цитаты из поэтического наследия Бальмонта с фрагментами из Собственного Поэтического Опыта разных лет.

В самом начале, в приведённом отрывке из Бальмонта речь идёт о христианском велении сердца — прощать врагам, желать им добра, желать им жизни — мира физического и духовного. И тут же приводится соответствующий фрагмент из Стихотварения Виктории. Конечно, Стихотварение Её Было Создано задолго до знакомства с поэзией Бальмонта, так что речь не идёт о подражании, или даже ученичестве. Здесь просто сходный поэтический порыв души, устремлённой в Духовную сферу.

Что же решающим образом роднит два поэтических Дара, РАждённых на одной Планете, и встретившихся в идеальном пространстве Литературы? Нам кажется, что это, прежде всего, вдохновение. Вдохновенность обоих поэтов возносит их к сияющим Солнечным высям, откуда они с любовью созерцают Землю. Да, созерцание это — до краёв жертвенной чаши — полно любовью. Именно любовь, сила притяжения, помогает обоим поэтам возпринять и принять мир во всех его цветах и радугах, так и в его лиро-эпическом трагизме. «Мечта о сокровенном» — удел обоих поэтов, каждому из которых суждено по-своему остаться в памяти человечества.

Станислав АЙДИНЯН, вице-президент
Российско-итальянской Академии Феррони, член Союза Российских писателей, член
экспертного совета Ассоциации портретистов, искусствовед Федерации Акваживописи.

***

Памяти Бальмонта
(Поэтический цикл-диалог)

«Ты подарил мне свой привет когда-то,
Поэт-отшельник с кроткою душой.
И ты ушёл отсюда без возврата,
Но мир Земли — для Неба не чужой.
Ты шествуешь теперь в долинах Бога,
О дух, приявший светлую печать.
Но так близка воздушная дорога,
Вот вижу взор твой — я с тобой опять»
(К.Бальмонт. «Воздушная дорога».
Памяти Владимира Сергеевича Соловьёва).

Старый Бальмонт,
          добрый друг!
У планеты — новый круг!
Но часы сдвигают время,
вековое Слово-семя
проросло в Стихах Моих.
Божий Дух Сложил
                      сей Стих.
Так свершилось, что Душа,
Своё дело Соверша,
Обратилась Новым Летом
и Явила Мудрость Света!
Древний том Держу в руках,
и нет времени в веках!
И Свои Стихи Листая,
Аз, внезапно, Понимаю:
Наших мыслей общий ход —
есть Вселенский Вечный код!
Русь. Славяне. Бог. Возход.
Вечной Матери Приход.
Свет. Вселенская ЛЮБОВЬ.
Книга Жизни. Духа Новь.
Добрый Бальмонт!
Старый друг!
В общности — единства дух!
Мы с тобой Поём о Небе,
о ЛЮБВИ, Земле и хлебе!
О славянах и темнице,
о Крылатой Белой Птице,
Трисмегисте и Египте,
Древней тайне манускрипта,
о стране Гиперборее,
Музыке, Луне и древе,
о Яриле, Перуне
Звездоликом и Огне.
Ты пропел Гимн Солнцу
                     в силе.
Сквозь года, Аз Повторила…
А теперь Сведём с тобой —
две Поэзии к одной!

Ты сеешь мир вокруг себя, Поэт!
«Мир на земле, мир людям доброй воли,
Мир людям воли злой желаю я.
Мир тем, кто ослеплён на бранном поле,
Мир тем, в чьих тёмных снах живёт змея…»

И Аз Свой Посылаю Свет!
«Мир вам, люди добрые!
Мир вам, люди злые!
Мир всему живущему!
Дальние! РАдные!
Мир — больным и страждущим!
Мир — совсем ничтожным!
Мир — святым и праведным!
Мир ХРИСТовый — Божий!»
                                  (31.12.95)

Ты о Гермесе пишешь вдохновенно:
«О, Гермес Трисмегист, троекратно великий
                                                                        учитель,
Бог наук и искусств, и души роковой искуситель!
Ты мне передал власть возрождать то, что сердце
                                                                        забыло,
Как Египет весной возрождён от разлития Нила…»

И о Египте воздыхаешь вслух:
«Вознеслась безгласно пирамида —
Маяк для тысячи дорог.
Но ищет мёртвого Изида,
И Озирис возстать не смог…»

«…Вот ты прибыл в святую страну пирамид.
Желтизна побережья отшумевшей столицы,
Где багряные сказки в столетьях зажглись.
Над преддверьем в Египет — длиннокрылые
                                                                птицы.
Вот откроется Нил! Да, я твой, Озирис».

«…От чёрной Нубии до Дельты голубой
Не усладился я, разливный Нил, тобой…»

«…Твой саван сияет, Египет,
Ты в белые ткани одет…
…Чу! Сириус нам возвещает,
Что прибыл разлив в Сильсиле,
Качает река нас, качает.
Две кобры на царском челе!»

Тот — Триждывеличайший — вслед за Мной
Ступает Небом по Земле одной:

«Вокруг Земли, Вступая в Зодиак,
Танцует Солнце Лунными кругами
в ПростРАнстве Неба, Оставляя Знак:
кто верен Свету, Тот плывёт за Нами!..»
                                             (14.05.2002)

А вот Исида, СОТИс Пресвятая,
из Книги Жизни будто Ожила,
Крылатая БАгиня Неземная
вплотную к ПиРАмиде Подошла.


«О, Великая!
           СОТИс Свя́тая!
Здесь не смеют
           молиться ТЕБЕ…
Мать Вселенной
           Исида Крылатая —
Гость Нежданный
           на грешной Звезде…
Голубые артерии Нила
пересохли от жгучей беды…
ПиРАмиды Твои
           осквернили!
Вглубь нарыли ходов,
           как кроты!...»
                                            (10.03.2000)

И Аз Пою, Стеная:
«Аз Хочу в Дикий Ха́ос!
В Свою ПиРАмиду!
В Безпредельность,
                       Безмолвие,
                                  Вечный Покой!
Ничего не осталось
От Прежней Исиды,
ибо снят с Её Тела
Вселенский Покров…»
                                     (8.09.2001)

И далее:
«О Ты, забытая Исида!
Вселенной Мать
И Мать Богов!
Тебя Сокрыла Атлантида
под свой Покров.
Египет — Твой Приход
                       Священный —
Явил нам Образ Дорогой.
Супруг и Сын —
                       навеки Верный
Осирис-Гор…

Открыта Тайна ПиРАмиды —
Твой Дом — Святилище
                       Земной.
Слова Твои: «Аз — Мать Исида!» —
Сияют Светом из веков...»
                                     (6.09.2006)

И далее:
«О, Сириус!
Венец ночного Неба!
Как дивно Изумляешь
           КРАСОТой...
Ты Мною так Любим
и Весь Изведан,
позволь опять
Возполниться Тобой!
...Осириус!
Единственный!
                       Любимый!
Мой Незабвенный
Преданный Супруг!
Сквозь Свет Твой,
                       тайно,
Проплывает мимо
Вся Вечность,
Заключая Тебя
                       в Круг...»
                                        (26.01.2002)

И далее:
«...В Совершенном Круге
                       Бытия
Мчит по Небу
Древняя Ладья.
СОТИс и ОсирИс
                в Небесах
Отмеряют Время
                       на Часах.
Сфинкс упрямо
смотрит на Возток,
где Спускается
           с Небес Воды
                       ИзТОк.
Вместе с РА
           Осирис Возстаёт,
а Исида вслед
           за Ним Плывёт,
Отваряя Тайну
Звёздных ВРАт,
Возходя в Небесный
                       Свет — Дуат».
                                         (2007)

            *  *  *
«Изверженье Семени
                       с Небес
ПРАРАждает
           Чудо из Чудес:
Хорст, ХРИСТОС —
Знамением Времён
Сходит Матерь Света
                       из икон.
В Белом — Вся,
           Огнями так ГОРит,
И Святую ПРАвду
                       Говарит:
«Аз — Исида!
А со Мною — Хорст.
Над Землёй Построен
                       Мост из Звёзд.
Кто готов по Звёздному
                                   Пути
Налегке в Небесный
                       ХРАМ взойти?
Наступает Время
                       ПиРАмид.
В Небе Сириус и
                       Орион Царит»».
                                               (2008)

Бальмонт Великой Луной восхищается:
«Наша царица вечно меняется,
Будем слагать переменные строки,
                                                   Славя Её.
Дух мой дрожащий любит, склоняется,
В лунном сияньи — мы грёзы, намёки,
                                                   Счастье моё…»

«Луна велит слагать ей возхваленья,
Быть нежными, когда мы влюблены,
Любить, желать, ласкать до изступленья,
Итак — возхвалим царствие Луны…»

«Она меняется опять,
И нам так сладко повторять
Созвучно-строгие напевы.
Она возникла над водой,
Как призрак сказки золотой,
Как бледный лик неверной девы…»

А вот Моя Луна Сияет:
«ПрекРАсна Белая Луна,
Царица Вся Окружена
Дарами Ночи ожерелий.
И в неге томных откровений
Она Открыла кружева
Своих ночных Одежд
                       прозРАчных.
И так загадочно и мрачно
Сокрылась, тут же, невзначай:
и вдруг, мерцанием вуали
Явилась РАдуга Луны…»
                                       (15.04.2004)

            *  *  *
«Луна Сиянием полна!
Над тёмным лесом
                       льётся звук,
и падает роса из рук,
как амбра, жёлтая она...»
                                      (1.08.2005)

            *  *  *
«Любуюсь Аз Тобой, Луна!
Ты Золотом внутри полна!
Какую Оду Те воздать?
О, Золотая Неба Мать!..»
                                       (7.03.2004)

И Гимн Луне Аз Посвятила:
«Она Танцует кругами
И Возжигает Пламя.
Ласкает только ночами,
Магнитит Златыми Лучами.
Из Глаз Изтекают потоки
Серебряных нитей токи.
Она в веках неизменна,
И Имя Её — СЕЛЕНА.
Она из Эфира СОТканна,
И Имя Её — ДИАНА…»
                                          (18.06.2001)

О Женщине писал поэт:
«Женщина — с нами, когда мы рождаемся,
Женщина — с нами в последний наш час.
Женщина — знамя, когда мы сражаемся,
Женщина — радость раскрывшихся глаз.
Первая наша влюблённость и счастие,
В лучшем стремлении — первый привет.
В битве за право — огонь соучастия,
Женщина — музыка. Женщина — Свет».

Да, Женщину и Аз Возпела:
«О, Женское Начало всех Начал!
Единое! Всесильное! Святое!
Тебя Христос Любовью Обвенчал,
Навек Соединив Тебя с Собою!
Ты предо Мной Смиренная Стоишь,
забыв, что Изначально Ты — Святая!
Лишь Ты в Себе всё Божие Таишь:
Любовью Жизнь, Тваря и ВозРАждая!»
                                              (7.07.95)

К врагам он обращался:
«Вы томительные,
усыпительные,
Ничего вам не дано,
Даром канете на дно.
Богом кинутые
И отринутые,
Не согреты вы ничем,
И живёте незачем.
Не постигнувшие
И не двигнувшие
Ничего и никогда,
Вы погибли навсегда.
Вы разпавшиеся,
Неудавшиеся,
У дорожного столба
Невзошедшие хлеба».

И Аз к несчастным Обращаюсь:
«Ушедшие и предавшие!
Трусливые и сбежавшие!
С Крестом на плечах, упавшие в грязь!
Всевышней Любовью Прощаю вас!
Прощаю вас, маловерные,
прощаю вас болью безмерною!...
Лишённые силы — Прощаю вас
и Свет Посылаю из Глаз!
Невынесшие страдания,
невытерпевшие изгнания,
слабые во изпытании,
лжецы, эгоисты, заблудшие,
Прощаю Аз ваши души!»
                                (23.01.94)

«Гимн Солнцу» Бальмонта:
«Я Тебя возпеваю, о яркое, жаркое Солнце,
Но хоть знаю, что я и красиво, и нежно пою,
И хоть струны поэта звончей золотого
                                                    червонца,
Я не в силах изчерпать всю властность,
                                                    всю чару твою».

Мой «Солнечный Гимн»:
«…О, Изобильное
Свя́тое Солнце,
           ЗдРАвствуй!
Светом взкружи
           в Небесах
                       Возход!
И низпошли всем,
           кто любит —
                       СЧАСТЬЕ,
и низпошли
           Божий Дар
всем, кто в мире
                       живёт!...»
                           (15.04.2004)

            *  *  *
«Величье Солнечного Злата
в РАсветах, в полднях,
                       на Закатах,
питает и животварит!
Возносит и огнём горит...
Свершает грёзы и
                       карает
молитвенно преображает!
И щедро Свет всему
                       дарит!»
                          (15.06.2009)

И о Земле писал поэт:
«Земля, я неземной, но я с тобою скован
На много долгих лет, на бездну быстрых лет.
Зелёный твой простор мечтою облюбован,
Земною красотой я сладко заколдован,
Ты мне позволила, чтоб жил я, как поэт…
…Зелёная звезда, планета изумруда,
Я так в тебе люблю безжалостность твою,
Ты не игрушка, нет, — ты ужас, блеск и чудо,
И ты спешишь — туда, хотя идёшь — оттуда,
И я тебя люблю, и я тебя пою.
В разкинутой твоей роскошной панораме,
В твоей не стынущей и в декабрях весне,
В вертепе, в мастерской, в тюрьме, в семье
                                                                и в храме
Мне вечно чудится картина в дивной раме, —
Я с нею, в ней, и вне, и этот сон — во мне».

А вот Мой Гимн Земле:
«Земля, Аз Люблю Тебя!
Ты вновь Меня РАДАла!
Зелёная Матерь Моя!
В шуме Твоих Синих Вод
Возстанет Святой Народ.
Планета Небесного РАя,
Земля Моя Золотая!
В Пустынях сыпучих Песков
нет времени и оков.
В Лесах вековых Твоих —
Замок Богов Святых.
А Океанов простор —
Дивных очей восторг!..»
                               (9, 12.07.2004)

Или ещё:
«Планета СВЕТА, Золотая!
Ты утопаешь в листьях
                       мая.
И в зелени зрачков
                       струится
ЛЮБОВЬ Неведомого РАЯ.
Земля, Ты Вечно-Молодая!
И с Солнцем день и ночь
                                  встречая,
в СтРАну Священнейшего
                                  КРАя
Возходишь, ход Часов меняя...
Земля, Прекрасная Планета!
                       Ты — Дочь Небес
           и Матерь Света!»
                                 (9.07.2004)

В застенках Бальмонт пишет так:
«Переломаны кости мои.
Я в застенке. Но, чу! В забытьи
Слышу, где–то стремятся ручьи.
Так созвучно, созвано в простор
Убегают с покатостей гор,
Чтоб низлиться в безгласность озёр.
Я в застенке. И пытка долга.
Но мечта мне моя дорога.
В палаче я не вижу врага.
Он ужасен, он странен, как сон.
Он упорством моим потрясён.
Я ли мученик? Может быть, он?»

И Аз в «Небесной Узнице» Пишу:
«…во стенах Скована цепями ложьими,
в охапке демонов — Вся Оклеветана,
Сокрыта дъяволом и —
                                  под запретами…»
                                 (10.12.93)

Или:
«Мне пора Уходить в Превечное —
Узкой Тропкой Небесно-Млечною…
Мне пора, Земля, отпусти!
Аз — уже на Краю Пути…
Удаляюсь всё с каждым днём,
Убегая в оконный проём,
чрез решётку в свабодное Небо,
Миновав всю земную небыль…»
                                 (23.01.94)

Или:
«…Ты ищешь во Мне грехи бытия,
а Аз их Хочу Принять от тебя!
А Аз Умоляю: скорей возложи
все мира грехи и Руки свяжи!
И Вышнюю Волю изполни, Молю,
чтоб длань палача Кровь пустила Мою!..»
                                         (29.11.93)

Или:
«Кто ты, Воланд, или иудей,
как и прежде, тайно Бога
                                  возлюбивший?
И на Тело Божие — с Креста,
мирро-благовония возливший?..
Отчего, тогда Христовый Дух
прячешь под замком железной дверцы?
Словно Воланд, вырвавший из рук
Маргариты пламенное сердце…»
                                 (23.01.94)

Поэт идёт «сквозь строй»:
«Вы меня прогоняли сквозь строй,
Вы кричали: «Удвой и утрой,
В десять раз, во сто раз горячей
Пусть узнает удар палачей».
Вы меня прогоняли сквозь строй,
Вы стояли зловещей горой,
И горячею кровью облит,
Я ещё и ещё был избит.
Но, идя, как игрушка, меж вас,
Я горел, я сгорал и не гас.
И сознаньем был каждый смущён,
Что я кровью своей освящён.
И сильней, всё сильней каждый раз
Вы пугались блистающих глаз.
И вы дрогнули все предо мной,
Увидав, что меж вас — я иной».

А вот отрывок из Стиха в таком же духе у Меня:
«Ты посмел стрелять — в ЛЮБОВЬ
в страхе ненависти злобной!
Ты в ответ на Божий Зов —
бросил в спину камень чёрный!
...
Ты давил Меня в толпе,
раздирая платья в клочья!..
Ты смеялся в слепоте,
искажаясь пастью волчьей!
Ты кричал: «Хватай Её,
бей, терзай, уродуй, мучай!».
Ты съедал Меня Живьём,
брызгая слюной вонючей!..»
                              (ноябрь 1993)

А вот и «Мститель» Бальмонта взывает:
«Если б вы молились на меня,
Я стоял бы ангелом пред вами,
О приходе радостного дня
Говорил бы лучшими словами.
Был бы вам — как радостный возход,
Был бы вам — как свежесть аромата,
Сделал бы вам лёгким переход
К грусти полумёртвого заката.
Я бы пел вам, сладостно звеня,
Я б не ненавидел вас, как трупы,
Если б вы молились на меня,
Если бы вы не были так скупы.
А теперь, угрюмый и больной,
А теперь, как тёмный дух, гонимый,
Буду мстить вам с меткостью стальной,
Буду бич ваш, бич неутомимый».

Или ещё:
«В мучительно–тесных громадах домов
Живут некрасивые бледные люди,
Окованы памятью выцветших слов,
Забывши о творческом чуде.
Всё скучно в их жизни. Полюбят кого,
Сейчас же наложат тяжёлые цепи…
И чахнут, замкнувшись в гробницах своих.
А где–то по воздуху носятся птицы.
Что птицы! Мудрей привидений людских
Жуки, пауки и мокрицы.
Всё цельно в просторах безлюдных пустынь,
Желанье свободно уходит к желанью.
Там нет заподозренных чувством святынь,
Там нет пригвождений к преданью.
Свобода! Свобода! Кто понял тебя,
Тот знает, как вольны разливные реки.
И если лавина несётся губя,
Лавина прекрасна навеки.
Кто близок был к смерти и видел её,
Тот знает, что жизнь глубока и прекрасна.
О люди, я вслушался в сердце своё,
И знаю, что ваше — несчастно!
Да, если бы только могли вы понять…
Но вот предо мною захлопнулись двери,
И в клеточках гномы застыли опять,
Лепечут: «Мы люди, не звери».
Я проклял вас, люди. Живите впотьмах.
Тоскуйте в размеренной чинной боязни.
Бледнейте в мучительных ваших домах.
Вы к казни идёте от казни!»

И вот Мой Стих Гласит:
«…Аз снова Предстану пред вашим
                                              судебным позором:
Молитвой Кружа над предательством,
                                  завистью, ложью!
И Станет Моё Воскресенье — планете
                                                          Укором:
за ваше неверье, за ваше слепое безбожье…»
                              (10-14.03.94)

Бальмонтовское «Оттуда»:
«Я обещаю вам сады,
Где вы поселитесь навеки,
Где свежесть утренней звезды,
Где спят нешепчущие реки.
Я призываю вас в страну,
Где нет печали, ни заката,
Я посвящу вас в тишину,
Оттуда к бурям нет Возврата.
Я покажу вам то, одно,
Что никогда вам не изменит,
Как камень, канувший на дно,
Верховных волн собой не вспенит.
Идите все на зов звезды,
Глядите: Я горю пред вами.
Я обещаю вам сады
С неомрачёнными цветами».

И вот Созвучие Моё:
«Аз ВозвРАщаю тебе РАй,
посланник Вечности, Земной!
Сквозь скорбь и Ад Иду на КРАй,
Маня всех светлых за Собой…
На КРАй Земли, за КРАй Небес
Зову всех верных в Вышний Дом.
Не Проявлю в миру чудес,
но будет Чудо в Доме Том.
Там — Золотые Потолки
от Света Мудрости Лица,
в Нём нет оков и нет тоски,
там открываются сердца!
И Музыка Цветов Звучит,
и РАзливается Рекой…
Любовь, Добро — там Вечный Щит,
Сиянье, РАДАсть и Покой…»
                                   (30.04.92)

Или:
«В Свету Моего Мира — Сплошная
                                  Доброта!
В Доме Моём — КРАсиво и Всюду
                                  Чистота!
Одежды Кружевные, ПрозРАчные
                                  Крыла!
Сердечные Мотивы, Волшебные
                                   Слова!
Зелёный РАй Росистый с Жемчужною
                                  Водой
и Садом Серебристым под Новою
                                              Звездой…»
                                   (18.01.94)

Бальмонтовская «Звезда пустыни»:
«О Господи, молю тебя, приди!
Уж тридцать лет в пустыне я блуждаю,
Уж тридцать лет ношу огонь в груди,
Уж тридцать лет Тебя я ожидаю.
О Господи, молю Тебя, приди!»

И далее, его:
«Я откроюсь тебе в неожиданный миг —
И никто не узнает об этом,
Но в душе у тебя загорится родник,
Озарённый негаснущим светом…»

«…Ты возкликнул, что я безконечно далёк, —
Я в Тебе, Ты во мне безраздельно.
Но пока сохранил только этот намёк:
Всё — в одном. Всё глубоко и цельно.
Я незримым лучом над Тобою горю,
Я желанием правды в Тебе говорю…»
И его «Избранный»:
«О да, я — Избранный, я — Мудрый,
                                      Посвящённый,
Сын Солнца, я — поэт, сын — Разума,
                                                    я — царь…
…Но рынку дань отдав, его божбе и давкам,
Я снова чувствую всю близость к Божеству.
Кого–то, раздробив тяжёлым томагавком,
я, мной убитого, с отчаяньем зову».

И его прекрасные строки:
«Я насмерть поражён своим сознаньем,
Я ранен в сердце разумом моим.
Я неразрывен с этим мирозданьем,
Я создал мир со всем его страданьем.
Струя огонь, я гибну сам, как дым…
…Но видя в жизни знак безбрежной воли,
Создатель, я созданьем не любим.
И весь дрожа от нестерпимой боли,
Живя у самого себя в неволе,
Я ранен насмерть разумом моим…»

И вот Мой Глас Взывает к Богу:
«…Как Тобой Насладиться Мне?!..
О, Создатель Любимейший!
Как увидеть Твой Лик РАдной
В этой низменной тьме?!..»
                                (1990)

Или:
«…О, Мой Предел! В Безоблачной Дали!
К Тебе Стремлюсь, Молю Тебя, Сойди!
Аз Жду Тебя! Вернись в Наш Дом Земной!
И Освяти его беду Рукой!»
                               (1990)

И далее всё более Моё «Исусу»:
«Мир Ублажающий! Мой Озаряемый!
Светом Любви Неземной
                                  Наполняемый!
Мной ВозРАждён из Любви Отца!
Свет Мой, Вселюбящий без Конца!
О, поскорее Взойди в мир Земной
Вечной Звездой над Моей Головой!
Свет Неизбывный, Вселенский,
                                              Целительный!
Мы Возвратимся в Святую Обитель!
Мы Возвратимся, Сиятельный Мой!
К Лотосным Стопам Вернёмся Домой!
Этой Планете Подарим Любовь
И Неземной Ореол Золотой…»
                                       (1991)

И ещё:
«…Аз Повторю Тебя во всём,
                                  Учитель Милый!
Ты Дал Мне Свет,
                       И Аз Полна Тобой!
Мой РАзум, Смысл,
                       Живительная Сила!
Навек Мы Связаны
                       С Тобой Одной Судьбой…»
                                      (6.01.92)

И ещё:
«…Исус Христос!
Отец Всевышний!
С Тобою БлаЖЕНно в сей миг!
И радасть струится,
И звонница слышна!
Ты Весь в Мою Кровь Проник!
Аз Слышу Тобой
И Дышу, и Вижу,
Живу, Говарю и Люблю!
Исус Христос!
Отец Всевышний!
Тобою Себя Пролью…»
                               (14.02.92)

И более того:
«Возлюбленный! К Тебе Иду!
Оставив мир, Какая Милость!
Моё РАзпятие в Аду
уже заведомо Случилось…»
                              (3.04.92)

Или:
«Любимый Властелин Небес,
Аз — в Твоей Власти!
Закланный Агнец, Мой Венец,
Сплошное Счастье!
В Твоих Объятьях — Мне Светло
И так Надёжно!
В Один Поток Глубинных Вод
Нам Слиться Можно!

Слияние в Поток Любви,
ХРИСТОС Всевышний,
БлаЖЕНнее невинных слёз
И Неба Выше…»
                               (4.03.92)

И:
«…Мне — Тридцать Три!
Аз вновь Дышу!
Небес Земная Королева.
На Мне — Венец Терновых РАн
и, Изтекающие Кровью
Ладони, и надломлен Стан
Крестом Вселенскою бедою.
Аз так Люблю ваш бедный мир,
изторгнутый во тьму ребёнком,
без сил, без Матери, без крыл
и изпугавшийся спросонку…
О, плачущий, больной, радной!
Как Мне тебя Успеть Взлелеять?
Смертельно ранен ты рукой
убийцы, что убить не смеет
БАЖЕНственность земных детей,
Зовёт которых Матерь в Небо
из тлена страсти и плетей,
из смерти и удавок плена.
Аз к вам Иду!
В Устах — ЛЮБОВЬ
и Свет, Питающий Земное…»
                                          (12.03.93)

И, наконец, Бальмонтовский «Колокол»:
«Люблю безмерно колокол церковный.
И вновь, как тень, войду в холодный храм,
Чтоб вновь живой воды не встретить там,
И вновь домой пойду походкой ровной.
Но правды есть намёк первоосновой.
В дерзанье — с высоты пророчить нам,
Что есть другая жизнь, — и я отдам
Все голоса за этот звук верховный…»

И напоследок, «Возхождение» Моё:
«Аз Люблю тебя,
           Звон колокольный!
Аз Пою тебя
           Колокольней!
Изходящей от Света Небес,
ПревРАщающий мир
           в Святый Крест…»
                              (17.03.93)

            *  *  *
Старый Бальмонт!
          Вечный друг!
В твоих книгах —
          руський дух!
Ты мечтал о сокровенном,
РАйском, Златом, Незабвенном…
В твоих думах из стихов —
Дух сияет из веков.
А в Моих Стихах Огнём —
Светит РАдужно Наш Дом!
                               2003-2009
Матерь Мира
Мария ДЭВИ ХРИСТОС