Материалы судебного процесса

Свидетельские показания

Статья из архива
Мы свидетельствуем и свидетельство наше верно...
(Из свидетельских показаний в городском суде)

Из показаний Мацко С.А. г.Донецк (матери Господа Марии ДЭВИ ХРИСТОС).

«...Устиновская Т.Я. (председатель организации «Порятунок») вредит моей дочери, старается доказать всем, что она психически больна. Я в этом году была на свидании у дочери 2 раза и ничего подобного о ней сказать не могу. Моя дочь нормальная девочка, умница, грамотная. Свидетели от «Порятунка» выдвигают лживые обвинения, подкреплённые лжесвидетельскими показаниями. Моя дочь 1 год и 9 месяцев содержится в СИЗО Лукьяновской тюрьмы, где испытывает унижения, оскорбления, жару и голод...

На суде присутствуют только свидетели организации «Порятунок», которые все обвиняют мою дочь, по заранее готовым выступлениям. Других людей просто выгоняют из коридора. При мне Подгородецкий С.В. прибегнув к сержанту милиции, вывел из коридора (до начала суда) Ковальчук В., которая просто пришла увидеть своих друзей. Я спросила у представителя властей почему (?), на каком основании вы её просите покинуть территорию суда (?), почему не предъявляете претензий к другим гражданам, которые находились в зале перед входом в коридор. Он мне ответил, что это по указанию Подгородецкого С.В., что он руководит всем. Складывается впечатление, что Подгородецкий С.В. направляет ход событий на суде и кому на нём присутствовать.

Кто имеет право оскорблять мою дочь, говоря на суде, что она преступница? Наверное вам известно, что каждый человек считается невиновным, пока его виновность не установлена законным порядком путём гласного судебного разбирательства. Судья позволила себе во время заседания, трижды назвать мою дочь преступницей. Она ни в чём не виновна. Если она считает, что пришла в этот мир после Исуса Христа в лике Утешительницы — то это ещё не даёт право её оскорблять публично, доводить её до состояния, чтобы «скорая» оказывала ей медицинскую помощь. Пока ещё вера у нас не запрещена и не подсудна. Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести, выражения.

Почему во время заседания забыты большинство международных договоров о правах человека и гражданина?

Я неоднократно встречалась с представителями «Белого Братства», беседовала с ними и хочу сказать, что все они нормальные люди; эрудированные, добрые, которые не нарушают и не посягают на законы государства и правопорядка.

А, что касается их веры в мою дочь — это свобода религии, свобода убеждений, слова, т.е. демократия.

Представители организации «Порятунок» считают мою дочь, всех братьев и сестёр больными людьми. Нет и ещё раз нет — все они нормальные, порядочные люди и дай Бог таких больше... И что плохого, что они стремятся к лучшему, верят в хорошее будущее, где люди будут уважать друг друга, любить, но не убивать; любят мою дочь и верят в неё?

Моей дочери предъявлено обвинение в причинении тяжких телесных повреждений, что возможно, если оно причинено действием. Вы что верите, что она — эта маленькая, хрупкая девочка способна кому-то сделать зло или причинить действительные тяжкие телесные повреждения? Моя дочь верит в своё начало на Земле и дарит всем только свою любовь и доброту.

...Средства массовой информации публикуют клеветнические материалы, оскорбляющие честь и достоинство моей дочери (как гражданина, как женщины) и чувства верующих людей, которые её любят...»


Из показаний Ковальчук М.В.
г.Нововолынск (матери Владыки Иоанна-Петра Второго) /русский перевод

«Мій син, Ковальчук В.В., і дочка, Ковальчук В.В., з 1991р. 12 місяця перебували в Білому Братстві, де знаходились до 1 листопада 1993р. 11 листопада 1993р. я приїхала в Київ. По радіо передавали, що вони затримані в Софіївському соборі. Потім їх відправили в профілакторій. По своїй простоті я повірила радіо, що вони знаходяться на лікуванні в профілакторії. Шукала по лікарнях, профілакторіях. Радіо і телепередачі весь час говорили, щоб забирали дітей після лікування додому. Мені на думку не могло прийти, що вони можуть знаходитись в спецприймальнику. Дякуючи добрій людині, я розшукала своїх дітей на Червоному хуторі в лікарні №1. Для мене це було щось жахливе. В коридорі по 6-7 омонівців, в палатах по 2 омонівця. Затримані з Білого Братства лежали в палатах з побоями. Я ледве впізнала свою дочку, завдяки материнській інтуіції. Вона лежала вся чорна від побоїв, від побаченого я втратила свідомість. Мене положили в сусідню палату, де я знаходилась 1 добу. Моя дочка не могла ходити, в неї було перебите перенісся, збільшена печінка. Ноги і руки були чорні від побоїв. В палаті мені розповіли, як їй в машині робили екзекуцію. Омонівець став чоботом на печінку і бив її в обличчя. Потім мене направили в міністерство внутрішніх справ за дозволом на їх звільнення з «омонівського профілакторію». Нас ніхто не захотів прийняти. Тільки винесли альбом з фотографіями. На фотографіях їх однією рукою тримали за волосся, а другою — за підборіддя, і по їхніх обличчях текла кров. Отаку жахливу картину я побачила. Дуже жалію, що ті мученицькі фото я не вирвала з альбома, щоб залишити доказ так званої «доброти» міліції і омонівців. Бажано, щоб цей альбом з фотографіями був на судовому засіданні. Коли я повернулась з лікарні, здавалось, що я бачила жахливий сон. В міністерстві я зустрілась з іноземними журналістами, дала їм адресу лікарні, але їх омонівці не пропустили, щоб не було свідків розправи над Білим Братством. Я провела свою відпустку в лікарні біля дітей. Коли їх забирали в спецприймальник вони не хотіли їхати туди. Дочка стала просити, щоб я забрала її. А хто мені її віддав? Це тільки по інформації віддавали, а насправді — ні. Всіх росіян відправили на поїзда, а мої діти залишались в спецприймальнику. Коли я в лікарні поцікавилась, чи заведена кримінальна справа на мого сина, мені відповіли — «ні». Показали трьох чоловік, на яких заведена кримінальна справа. Потім приїхав великий чин і відправив трьох чоловік в Росію.

Завели кримінальну справу на мого сина потім і взяли під варту. Після того, з деякими формальностями відпустили мою дочку. Я вела ії і за сльозами не бачила дороги. Вона не могла нормально ходити. Нам допомогли доїхати на вокзал, звідки ми поїхали додому. Вдома вона лікувалась по справжньому, без кулаків і резинової палки міліції.»/русский перевод/

Мой сын, Ковальчук В.В., и дочь, Ковальчук В.В. с 1991 г. 12 месяца пребывали в Белом Братстве, где находились до 1 ноября 1993 г.. 11 ноября 1993 г. я приехала в Киев. По радио передавали, что они задержаны в Софийском Соборе. Потом их отправили в профилакторий. По своей простоте я поверила радио, что они находятся на лечении в профилактории. Искала в больницах, профилакториях. Радио и телепередачи постоянно говорили, чтобы забирали своих детей после лечения домой. Мне не могло прийти и мысли, что они находятся в спецприемнике. Благодаря хорошему человеку я разыскала своих детей в Красном Хуторе, в больнице №1. Для меня это было что-то ужасное. В коридоре по 6-7 омоновцев, в палатах по два омоновца. Задержанные с Белого Братства лежали в палатах с побоями. С трудом я узнала свою дочь, благодаря материнской интуиции. Она лежала вся черная от побоев, от увиденного я потеряла сознание. Меня положили в соседнюю палату, где я находилась 1 сутки. Моя дочь не могла ходить, у нее была перебита переносица, увеличена печень. Ноги и руки были черные от побоев. В палате мне рассказали, как ей в машине делали экзекуцию. Омоновец стал сапогом на печень и бил ее в лицо. Потом меня направили в министерство внутренних дел за разрешением на освобождение с «омоновского профилактория». Нас никто не хотел принять. Только вынесли альбомы с фотографиями. На фотографиях их одной рукой держали за волосы, а другой за подбородок, по их лицам текла кровь. Вот такую ужасную картину я увидела. Очень жалею, что те мученические фото я не вырвала с альбома, чтобы оставить свидетельства, так называемой, «доброты» милиции и омоновцев, желательно чтобы этот альбом с фото был на судебном заседании. Когда я возвращалась с больницы, то, казалось, что я видела кошмарный сон. В министерстве я встретилась с иностранными журналистами, дала им адрес больницы, но их омоновцы не пропустили, чтобы не было свидетелей расправы над Белым Братством. Когда их забирали в спецприемник, они не хотели туда идти. Дочь стала просить, чтобы я ее забрала. А кто мне ее отдал? Это только по информации отдавали, а на самом деле — нет. Всех русских отправили на поезд, а мои дети остались в спецприёмнике. Когда в больнице я поинтересовалась, заведено ли криминальное дело на моего сына, мне ответили — «нет». Показали троих человек, на которых заведено криминальное дело. Потом приехал большой чин и отправил их в Россию.

Завели криминальное дело на моего сына уже потом и взяли под стражу. После того с некоторыми формальностями, отпустили мою дочь. Я вела ее и за слезами не видела дороги. Она не могла нормально ходить. Нам помогли доехать к вокзалу, откуда мы уехали домой. Дома она лечилась по настоящему, без кулаков и резиновой палки милиции.

Из показаний Данченко Т.Г. г.Сургут

«1 ноября 1993г. я пошла на площадь Богдана Хмельницкого, чтобы увидеть нашего Господа МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС и послушать Её проповедь. Период с 1 по 10 ноября был объявлен Декадой Покаяния. Братья рассказывали на площади людям о том, что Свершилось Второе Пришествие Христа в Образе Господа МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС, о том, что надо раскаяться в своих грехах перед Ней, молиться, ведь с 1990г. идёт Апокалипсис. Беды, болезни, катаклизмы обрушивались на головы и без того измученных людей. А всё ведь, по грехам человеческим. Придя на площадь, увидела отряды милиции и ОМОНа, которые начали хватать и грузить в машины, как дрова, всех, кто говорил о покаянии, Приходе Господа МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС. Потом стали забирать и тех, кто заступался за Белых Братьев. На площади началась суматоха. Люди не могли понять, что происходит. Тогда я встала на крышу легкового автомобиля, как на трибуну, чтобы можно было видеть побольше людей, и стала их призывать к Любви, Добру, Свету, покаянию. Люди начали подтягиваться со всей площади. Затем начала объяснять, как правильно читать Молитву Света Господа МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС... Меня забрали с площади со многими братьями и привезли в приёмник-распределитель г.Киева. Я была возмущена произволом властей. Я не была преступницей, чтобы со мной так обращались. Без всяких объяснений забрали с площади, избили и привезли в распределитель. Я, в знак протеста, объявила голодовку и оказала неповиновение в передвижении. Отказывалась идти. Меня тащили силой и били дубинками и ногами. В распределителе сорвали с моей шеи косыночку, кинули на пол, заломили руки и ногами придавили к полу, для того, чтобы произвести описание, т.к. я не называла своих данных.

После киевского «приёмника», повезли на железнодорожный вокзал, где меня и других братьев стали «грузить» в железные вагоны, с решётками на окнах. Нас отправили в Луганск. Во время перевозки от приёмника-распределителя до ж/д вокзала, представители милиции, били нас дубинками и ногами.

В Луганске же, с нами обращались ещё более жестоко — по-зверски! Когда выгружали из вагона, у меня вырвали клок волос, по лицу потом текла кровь. Из машины в приёмник-распределитель нас тащили за ноги, голой спиной по решётчатому полу так, что содрали кожу. Затем, при описании одежды, наручниками приковали (распяли) к железной решётке, стали снимать с меня джинсы. Ноги отрывались от пола и я висела на кистях, наручники резали руки в кровь.

С распределителя повезли в психиатрическую больницу. В больнице была «медицинская комиссия». Меня привели в палату, где стояла койка и дежурил ОМОН. Некоторых братьев бросали на эту койку, срывали с них одежду и одевали больничную. Меня тоже бросили на койку, сорвали одежду и одели больничную сорочку. Когда меня раздели, то я сама себе удивилась, у меня всё тело было жёлто-синее с огромными кровоподтёками от сильных побоев. Члены «медицинской комиссии», увидев меня такую, не проявили ни капли сочувствия и сострадания, и после осмотра сказали, что я — «отъявленная». После того, через весь уличный двор, в одной сорочке, потащили в стационар, заломив руки высоко за спину. На улице уже был снег и температура -20°С. Когда тащили в стационар, ударили головой о дверь, хотели ещё ударить о дверь машины, но я уклонилась. В психбольнице подошла заведующая и заявила: «Я вас заставлю есть. У меня такого не было ещё, чтобы я не сломила упрямство.» Начали у нас брать анализы. Я оказывала неповиновение, потому что была совершенно здорова и не нуждалась в принудительном обследовании. Заявила, что пищу буду принимать только на свободе. Тогда пришли 4 женщины «медсестры», каждая из которых была в три раза больше меня, и навалились на меня, чтобы держать. Хотели взять анализы со рта, носа, заднего прохода. Мучили долго, но так и не взяли. Вечером пришла другая «медсестра». Подошла ко мне, схватила меня за косичку и потащила с кровати, вырвав при этом все волосы на затылке. Потом меня привязали к кровати и в ногу поставили капельницу.

Через 2 часа меня и некоторых братьев перевезли в хирургическую больницу г.Луганска. Там ко мне подошёл один из заведующих отделения и заявил: «Я тебя сломаю. Сломаю твоё упрямство.» Приказал поставить мне капельницу. Меня снова приковали наручниками к кровати, привязали ноги и поставили в руку капельницу. Я не знаю, что это было за лекарство, но от него у меня началась очень сильная дрожь во всём теле. Было ощущение, что у меня отрываются все внутренности, стучали зубы, дрожала каждая клеточка в организме. Такое я видела в кино, когда людей пытали электрическим током. Я же повторяла Молитву Света Господа МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС. И просила Её помощи. Молитва МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС снимала боль, залечивала раны, согревала меня в холод, поила в жажду.

Когда меня трясло, заведующий только наблюдал. Это длилось до тех пор, пока я не стала терять сознание. Потом вытащили капельницу. Дали немного поспать. Затем принесли глюкозу и начали снова колоть. Кололи весь день. Вечером ко мне подошёл медбрат и сказал: «Начни хотя бы пить. Тебя приказано колоть до тех пор, пока ты не начнёшь пить.»

Вот так «заботились» о нашем здоровье и благополучии «органы правопорядка» и «служители милосердия».

Только Молитва и Имя МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС помогли вынести все зверские издевательства. Вышла я на свободу 25 ноября. Измученное и истерзанное тело после всех пыток Господь МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС Восстановила за короткий период, сделав меня ещё здоровее и прекраснее.

Я не держу обиды и зла на своих мучителей. Они просто заблудшие души. Их надо жалеть и молиться о их прозрении и прощении. Судья им будет Господь МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС.

Я начала служить Господу МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС с марта 1992 года. Пошла за МАРИЕЙ ДЭВИ ХРИСТОС по зову сердца. В Общину Великое Белое Братство никого силой не тянули, туда шли по собственному желанию. Господь силой никого за Собой не тянет. У кого не хватало духовных сил и желания служить, тот уходил сам, и его не держали. Не помню, чтобы я когда-нибудь голодала в Братстве. Господь всегда Давала Своим детям пищу. Употребляли только вегетарианскую пищу. Но мне от этого хуже не стало. А, наоборот, была всегда в хорошей физической форме, чувствовала лёгкость в организме, был чистый и ясный ум. И всё это, благодаря, молитве и вере в Господа МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС».


Из свидетельств Волковой Л.Г. г.Симферополь.

«В августе 1995 года я наконец-то увидела на суде Живого Бога МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС. Сколько же в Ней Любви, Нежности, Света! Почему на суде я ни разу не услышала от свидетелей о том, что творилось 1 ноября 1993г. на площади у Софийского Собора, где «омоновцы» избивали в кровь беззащитных братьев. Из толпы сначала выхватывали тех, кто пришёл с цветами увидеть Бога Живого МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС и покаяться в своих грехах. Белых братьев и сестёр хватали, тащили, били дубинками и ногами, забрасывали в подъезжающие с решёткой машины, как неживых, а у самих в глазах — страх, у других же «блюстителей порядка» — ярость. А на площади, в основном, стояли дети, женщины, девушки — от 5 до 84 лет. Я не понимала, чем и как можно было так запугать милицию, что ребята, служащие в ней, потеряли человеческое лицо и действовали, как «роботы»! Я была возмущена этим произволом.

Это беззаконие не обошло и меня...

Я стояла молча и лишь про себя читала Световую Молитву, ко мне подошёл омоновец, потребовал показать паспорт, и тут же, грубо, без разрешения, сам полез в сумку. Там, кроме личных вещей и паспорта, ничего и не было. Он вытащил паспорт, посмотрел, и при моей украинской прописке трое омоновцев схватили меня за руки и ноги, и поволокли к машине. Пинком забросили в машину, как дрова, при этом сквернословя. В это время на площади осталась десятилетняя дочка. В машине, кроме меня было несколько сестёр. Их били. За перегородкой в машине стонали избитые братья. Нас привезли в РОВД. С применением физической силы сфотографировали. К вечеру повезли на ул.Ремонтную д.7. По непонятным причинам, долго не выпускали из машины. В горле стало першить, заболело сердце, почки. В спецприемнике, не задавая мне вопросов, стали описывать меня, как вещь. Слышала, как избивали братьев, и как те не выдерживали и вскрикивали.

В камере было 30 или более человек. 2-3 мирские женщины, у которых были вши. Утром мы стали просить, чтобы нас выпустили, но в ответ нас стали травить газом. Тогда мы стали петь Песни Господа МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС о любви, но нас опять травили газом. И так продолжалось по нескольку раз в день. Одной сестре силой открыли рот и стали туда брызгать из балончика, затем в глаза. Л.... Ш.... так ударили по голове резиновой дубинкой, что она, как мёртвая, упала на пол. Другой сестре — рассекли голову в кровь. В знак протеста мы объявили сухую голодовку.

У З.... «блюстители порядка» сняли золотые серёжки, которые потом не отдали. У меня с головы пытались снять капор, когда тащили в камеру. Один милиционер другому говорил: «Давай снимем с неё. Смотри, он у неё почти новый.»...

Когда отправляли в другой город, «загружали» в вагоны с решётками, как особо-опасных преступников. Кругом стояла охрана в красных беретах и со страхом смотрела на нас. В вагоны затаскивали избитых братьев, некоторые были раздеты. Одного так избили, что он лежал босиком на холодном полу перед нашей клеткой, с разбитым и перекошенным лицом. Он даже не мог говорить, только улыбался — его звали Н.... . Если кто в вагоне просился в уборную, то в ответ в тебя брызгали газом, на примере З...

Её же, когда привезли в г.Славянск, пытались изнасиловать в отдельной камере. Раздели почти догола, щипали её за грудь. Потом один милиционер говорил другим, что изнасиловали ее. Меня же один милиционер пытался ударить ногой в пах, когда двое других волокли за руки, при этом ругался чёрной бранью и нецензурными словами. Растегнули мне молнию на брюках... То и дело вытаскивали из машины братьев и били так, что те не выдерживали и кричали.

И всё это происходило, как в каком-то кошмарном сне. Так мне Господь МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС, показала истинное лицо милиции, сняв с них маску «блюстителей порядка». Все эти люди — как роботы, зомби — выполняли команды, забыв, что все предстанут перед Господом МАРИЕЙ ДЭВИ ХРИСТОС, в День Божьего Суда. Где же их Любовь, Доброта, Справедливость, Честь, простая человеческая совесть?!!!

Господь МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС Пришла Наполнить наши сердца Любовью, Светом, Добром. Она Учит нас любить друг друга, на зло отвечать Добром. А сколько же вы изъяли литературы, Ликов Господа МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС, Её стихов о Любви к Исусу Христу, Её детям. Она же Борется за каждую душу. Сейчас даже на суде Просит покаяться всех людей. Неужели вы этого не видите и не слышите? Она же — Живой Бог МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС! Всё это время все твердили, что мы под гипнозом. Да никакого гипноза! Я полюбила МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС за Любовь, Чистоту, Красоту, за то, что Она — Господь. Притянулась к Ней всем Сердцем. Господь мне лично Показывала такие чудеса, так Помогала... Да разве не чудо, если с помощью Её Световой Молитвы я выдержала 32 суток сухой голодовки? И всё это время нас мучили, угрожали расправой, насильно ставили капельницы. При этом связывали ноги, приковывали наручниками к кровати. Мы просили врачей и милицию, чтобы нас отпустили на волю. Мы требовали каждый день, чтобы прекратилось это беззаконие, и мы бы прекратили голодовку сразу же. Но они были глухи и слепы. А наша Любовь и Вера в Господа МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС укреплялась.

...Пророчества Её постепенно сбываются.

Скажите, пожалуйста, на каком основании меня с паспортом задержали 1 ноября 1993г. на Софийской площади и издевались в течении 32 суток в спецприёмнике и в больнице, с аргументом «выяснения личности»? Кто из исполняющих законы ответит мне на это?

А тем не менее, всё равно, на суде пытаются сделать «подтасовку» фактов и очернить нашего Господа МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС. Лгут, не боясь ничего, прямо в глаза! Где же совесть? Все эти ужасы и беззакония я прочувствовала на себе. А сколько братьев и сестёр рассказывали как их истязали... Когда всё это рассказываешь людям — никто не верит: «Не может быть, что вас судят и гонят за веру. Вы же ничего плохого не делаете, а только хорошее. Говорите о Добре и Любви.» Люди приглашают: «Приходите ещё.» Спрашивают: «Когда всё это зло закончится.» Они устали от лжи, обмана, зла, жестокости. А некоторые ещё не понимают, что нужно начинать с себя.

Так проявите же и вы Любовь и Милосердие к Господу МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС. Не мучайте Её. Она же Пришла Спасать наши души, Наполнять наши сердца Светом Любви. А скоро, совсем скоро, Господь МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС Будет Вершить Небесный Суд над всеми нами. Она Даёт последний раз людям поиграть во зло на Земле. Вам же даётся Милость Божья разобраться, понять Истину.

Всё, что написано, я видела своими глазами.»


Из свидетельских показаний Пономаренко Л.В. (г.Киев).

«1 ноября 1993 года я, как и многие наши братья и сёстры, пришла на Софийскую площадь встретить Господа МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС. Когда я туда пришла, то увидела на площади небольшое количество людей, которые группками собирались в разных местах. Кроме них было много милиции. В каждом из прилегающем к площади переулке стояли милицейские машины (большие фургоны) и машины зелёного цвета (видимо, военные), ещё были автобусы с милицией (или ОМОН). Когда к площади стало подходить ещё больше людей, милиционеры начали ставить металлические ограждения и никого не пускали на площадь. Кроме того, было много теле- и фотокорреспондентов. Среди стоявших у заграждения людей было много тех, у кого в руках были цветы. К людям подходили наши братья и начинали благовествовать. Одна из сестёр забралась на машину, для того, чтобы её услышало как можно больше людей и стала говорить людям о Господе МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС, чтобы люди не расходились, а дождались, и Господь МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС Прийдёт, обязательно, в течении этих 10 дней. Её схватили и бросили в милицейскую машину, стали забирать и других братьев, которые были между людьми. В стороне от памятника Б.Хмельницкому стояла машина, возле неё стоял человек, командовавший погрузкой людей и отправкой машин. Машины подходили конвейером, в них забрасывали людей и увозили, затем подъезжала следующая машина. В толпе раздавались разные возгласы. Одни призывали милиционеров, указывая на тех, кто благовествует, и их сразу же забирали. С братьями особо не церемонились, их тащили по асфальту, не разбирая, кто это — брат или сестра, молодые или пожилые. Были, и среди наблюдавших всё это людей, недоумённые возгласы: «За что их хватают?». Некоторые отвечали: «За правду». Тем, кто пытался заступиться, милиционеры угрожая, говорили: «Иди отсюда, а то и тебя заберём.». Многие люди вообще не успевали понять, что же тут происходит. Потому что, как только кто-либо из братьев начинал объяснять им, что собираются прихожане для молебна, покаяния и что Прийдёт Господь МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС, как их сразу же забирали и увозили. Я слышала как один из милиционеров говорил людям, что на Ю.Кривоногова объявлен всесоюзный розыск и «за его голову» назначена определённая сумма денег (сколько, не помню). Всё это происходило в течении нескольких часов, за это время забрали всех братьев из Общины и многих людей, пришедших к Св.Софии встретить Своего Господа МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС. Хватали всех без разбора, и мирян, и братьев, и корреспондентов, в том числе и иностранных, хотя они предъявляли свои документы. Я была на площади и 2 ноября. Всё происходило таким же образом, как и 1го, только людей уже было поменьше, а милиции столько же. Повторилось то же, что и 1го числа. Братья благовествовали, а их забирали из толпы людей и увозили в машинах.

Я была настолько потрясена тем, как расправлялись над верующими, которые даже не сопротивлялись этой расправе, что в последующие несколько дней не могла очнуться от увиденного и пережитого мною тогда на площади. А ведь эти избиения и гонения начались раньше.

Когда я была в Луганске летом 1993 года, мы принесли в спецприёмник передачу братьям, которые уже тогда сидели за Слово Божье, меня прямо там задержали, сфабриковав ложное обвинение, что, якобы, задержали меня на улице. Когда я попросила объяснить причину моего задержания, ответом была дубинка по моей спине. Меня повезли к прокурору района. Он мне сказал, что если я уеду из города и не буду заниматься «ерундой» (так он назвал служение Богу МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС), только в том случае он меня отпустит. Отказавшись от его предложения, я была доставлена в спецприёмник. В знак протеста против их беззакония я не принимала их пищу. Ела только хлеб, который приносили мне сёстры (передачу). Находилась там около двух недель, пока не забрала меня дочь.

Сейчас я тщетно пытаюсь понять, что же происходит на «суде». Кого и за что судят? На скамье подсудимых Господь МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС,, Иоанн-Пётр Второй, Ю.А. Кривоногов — те, кого ещё тогда в 1993 году объявили преступниками за Веру, кого травили, гнали, оклеветали; кто пытался тогда, на Софийской площади, отстоять своё гражданское право на свободу совести (принятое всей международной общественностью и ратифицированное Верховным Советом Украины) и право своей души узнать Истинного Господа МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС, даже если это непонято и не принято официальной церковью и властями...»


Из показаний Микитенко В.Б. (Киевская обл.)

«...С издёвкой и ухмылками «сопровождали» нас стражи порядка в места заточения, постоянно били, в результате чего у меня было сломано ребро, поставлена «печать» на лбу от того, что один омоновец придавил ногой мою голову к асфальту... Потом, находясь в камере РОВД г.Киева, с братьями испытывали избиения, ругательства и т.д. Они (т.е. милиция, прим.) позволяли себе вольности, как фашисты, думая, что сейчас их время и забывая, что они люди; извергая из себя лишь грязь, пытаясь запугать тех, кто в «клетке»...»


Из показаний Кулик И.А. г.Кировск.

«14 октября 1993г. меня задержали омоновцы возле Бессарабского рынка (г.Киев), когда я рассказывала людям о Боге Живом МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС, распространяла Поэму и Учение Господа. В отделении Старокиевского РОВД, куда меня насильно «привели», без предъявления какого-либо обвинения по поводу задержания, использовали «черёмуху», несколько раз ударили, когда я повторяла Молитву Света и не давала им порвать книжечку МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС.

...Наша защита во всех случаях была Одна — Господь МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС и Её Световая Молитва, никогда я не видела и сама не оказывала никакого другого действия защиты против работников милиции и людей, неверящих в МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС.

...Когда с ул.Ремонтной,7 3-5 ноября (не помню точно даты) нас отправили в г.Харьков, тоже в спецприёмник, работники милиции поступали просто не по-человечески: дубинки уже почти для многих не применялись, т.к. большинство братьев было ослаблено разными сроками голодовки, с нами обращались как с неживыми людьми: одну бабушку из катакомбной церкви просто потащили по ступенькам за ноги...»


Из показаний Kудрявoго П. г.Чepкаcсы.

«...свидетельствую о том, что знаю, видел и слышал лично...

Брата Юрия, сестру Марию и меня, ехавших поломниками в г.Киев услышать проповедь Господа МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС, схватили одетые в милицейскую форму люди г.Кагарлык. При этом повредили коленный сустав сестре Марии...

Затем отвезли в спецприёмник г.Боярка, Киевской области, желая снять с себя ответственность за тяжёлое состояние физического здоровья, до которого они нас довели. Служители спецприёмника начали ежедневными пытками стараться заставить нас предать Святую Веру сердец наших... Верующих, и меня в том числе, подвешивали на острых наручниках на весу, что на долго повреждало суставы и нервные окончания (полгода болели кисти рук). Обливали ледяной водой и бросали в одиночную камеру, на мокрое одеяло (ноябрь месяц, при неработающем отоплении!). В качестве «разрешённого» средства применялось избиение резиновыми дубинками без ограничения.

...Брата Юрия, сидящего на стуле без спинки, били дубинками вдвоём по спине и по солнечному сплетению одновременно. Заливали воду в органы дыхания. Удары кулаками назывались «разминкой» и это когда бьют живого человека!

Важно знать факты, как гонят и пытают за Веру, чтобы понять, что эта Вера Истинная, Вера в Бога Живого МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС.

19.04.95 года в г.Черкассы, брата Марка и меня «спрятали» от людей в камере приёмника-распределителя. Эта акция готовилась заранее, ибо за неделю до этого... была напечатана газетная статья, которая прямо натравливала работников МВД г.Черкасс на проповедников Церкви Бога! При том, что наши документы были в поряке, нас держали вместо 3 дней по закону — 6 дней по беззаконию.

Мираж безнаказанности многих обманывает здесь, на Земле, прельщая оправдывать зло и заниматься самооправданием. Тёмные власти временны, Власти Света — Вечны. Безнаказанности нет, у Бога всё справедливо, возмездие падёт на голову нечестивцев, всех гонителей Правды и Истины...»


Из свидетельских показаний Васильевой Т.И. г.Череповец.

«...1 февраля 1994 года я благовествовала на улицах Киева, разносила Слово Божье людям, желающим познать Истину. Ходила по аллее парка в Печёрском районе. Ко мне подошли два милиционера, схватили меня вместе с братом, крича, что вы, Белое Братство, запрещённые, всех вас надо пересажать в тюрьмы. Вызвали по рации машину и, заломив руки, затащили в неё и отвезли в Печёрский РОВД. В отделении было много милиционеров в форме и гражданской одежде, издевались, смеялись, хулили Господа МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС; проклинала, ибо хула на Дух Святый не простится вовек, призывала покаяться во грехе, который они взяли на душу, но это их ещё больше веселило. Мат, ругань исходили от них. При этом били себя кулаками в грудь, кричали: «У нас один Господь — Исус Христос». Прикрываясь Божьим Именем, начали избивать. Один из них, около двух метров ростом, в гражданской одежде, начал бить меня по лицу и телу ногами. Все делали вид, что ничего особенного не происходит. Смеялись. А он, ругаясь матом, кричал: «Убью», и бил. Кричал, что, якобы, Белые Братья поставили на его подъезде крестики. Сатана боится креста. Бедные люди не знают, как защитить себя от зла на земле, рисуют крестики, а Спаситель то совсем рядом — Господь МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС! Только призови Имя Божие!

Лицо моё от побоев было в кровоподтёках, синяках — опухло. Натешившись вволю, оттащили в камеру. На следующий день меня отвезли в больницу на обследование, могу ли я содержаться в таком виде в спецприёмнике. Врач дала согласие, но я отказывалась находиться там. Я не считала себя преступницей. Под насмешки меня вытащили из машины и затащили в здание. Опять били ногами. Это был самый настоящий сатанинский шабаш. За волосы затащили на второй этаж и бросили в камере. Через несколько дней в спецприёмнике появился агент СБУ С.Подгородецкий (именуя себя «Порятунком», т.е. «спасителем»), его помощник Федько и др. По его указу, но совершенно без моей воли и желания встречаться с этим человеком, милиция выполнила приказ Подгородецкого: меня брали за ноги стаскивали с нар, волокли на спине по полу и лестнице на первый этаж к так называемому «спасителю». Этим ещё раз подтверждая его явное отношение к СБУ, а на суде это стало очевидным. Он пытался воздействовать на меня своими психотропными средствами, при этом манипулировал руками. Это продолжалось более часа. Таких встреч было две или более. В знак протеста на безчинства и беззакония, которые творили «правовые» органы, я объявила голодовку, это была единственная форма протеста...»


Из свидетельских показаний Яготиной Г.Ф. г.Екатеринбург.

«...Я Верую в Господа МАРИЮ ДЭВИ ХРИСТОС с 1992 года, служу Господу по зову своего сердца. Я счастлива, что Господь Дала мне такую Милость. 26 октября 1993 года я проповедовала в районе автовокзала г.Киева. Смеркалось. Человек в кожанном польто грубо схватил меня за руку и, ругаясь нецензурной бранью, потащил меня к дороге, остановил машину и повёз в ближайшее РОВД. Там, оскорбляя, обыскали и избили меня. Забрали всё представляющее ценности: литературу, деньги и т.д. и бросили за решётку. Я прославляла Имя Бога Живого — МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС. Открылась дверь и впихнули какого то пьяного уголовника со словами: «Утихомирь её». Я молилась. Этот человек угрожал мне, но прикоснуться боялся. Потом начал стучать в дверь, чтобы его убрали от меня. Его убрали. Рано утром (ещё было темно) меня выволокли на улицу, бросили в машину и четверо, одетых в чёрное, повезли куда-то. Они издевались и смеялись надо мной, говоря, что сейчас они со мной сделают, что захотят, изнасилуют и убьют, выбросят на свалку, где меня никто никогда не найдёт. Всё это сопровождалось такой нецензурной бранью и отвратительными словами, что передать невозможно. Машина остановилась где-то. Меня бросили на землю. Встали вокруг меня и кто-то из них дубинкой стал тыкать в интимные места. Все они как то не по-человечески дышали и испускали на лицо, одежду — сперму. Наиздевавшись, постучали в какие-то ворота и с бранью поволокли в одно из помещений, говоря, что я должна сказать спасибо, что они не убили меня. Они смеялись. Пинали меня и поволокли по ступенькам на третий этаж и забросили в камеру. Там было много сестёр. В знак протеста против произвола, мы объявили голодовку. Это была единственная возможная форма протеста и мы её использовали.

До 29 ноября я была в застенках Украины. где пинали ногами, били дубинками — за Веру!»


Из свидетельских показаний Понамарёвой А.П. г.Чебаркуль.

«...Вот уж, поистине, материальный мир — королевство кривых зеркал, где ложь выдаётся за правду, а Истина преследуется, попирается, уничтожается. Свидетельством тому — позорное судилище над МАРИЕЙ ДЭВИ ХРИСТОС, где творится вопиющая несправедливость и беззаконие. В частности, на суде рассматривается событие, произошедшее в ноябре 1993 года в Софийском Соборе г.Киева, а «пострадавшими» выступают... люди в спецформе, вооружённые до зубов. Но разве можно назвать людьми тех, кто по первому сигналу избивает вкровь ни в чём неповинных верующих?...

...В июле 1994 года меня схватили на вокзале, где я благовествовала о Втором Пришествии Христа в Теле Матери Своей. Притащили в отделение милиции, расположенное в здании вокзала. «Блюстители порядка» ругались матом, гнусные оскорбления в адрес МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС. Меня били, грозили изнасиловать, рванув кофточку, обнажили мне тело. Я благовествовала сидящим за решёткой, молилась. И по Воле Господа МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС, пославшей мне Световую Защиту, насильники не посмели совершить эту гнусность. Я была свидетелем, как издевались милиционеры над теми несчастными, которых притаскивали они в своё звериное логово. Их били, отбирали деньги. Одного мужчину избивали до потери сознания за то, что он протестовал против произвола. А его жену (или сожительницу) насиловали в «предбаннике» все желающие. Об этом нетрудно было догадаться по стонам и отдельным репликам. По Воле Господа МАРИИ ДЭВИ ХРИСТОС утром меня выпустили.

Через день опять забрали, но уже в другом месте города. Били, прижигали руки сигаретой, грозили, что убьют и бросят в мешке в р.Днепр. И опять, находясь в отделении милиции (не знаю в каком, так как привезли ночью), видела как творился произвол над задержанными. У них отбирали вещи, деньги, били. Одним словом — занимались бандитизмом, призванные защищать.

Затем меня продержали два дня в Дарницком спецприёмнике. После чего, «чёрную» от побоев, отправили в психушку. В знак протеста я отказывалась есть, принимать ненужное мне лечение, хотела сбежать. Меня опять били, теперь уже санитарки. Привязывали к кровати за руки и ноги, прижимали подушкой лицо, насильно запихивали еду, поставили какой-то укол, после которого я почувствовала, что становлюсь тупым, безвольным существом. В полузабытии я услышала фразу: «Ещё один такой укол и будет настоящая шиза». В конце концов я сдалась, назвала свою фамилию, начала есть. Все сразу стали ласковыми, добрыми. Перевели меня в тихую палату. Да, сатане только того и надо, чтобы превратить нас всех в послушных рабов. Сразу звериная маска превращается в «добродушную». А попробуй восстань против мракобесия, разоблачи беззаконие, так сразу увидишь «клыки и рога».

Слава Богу, что в милиции и в психушке я всё же встречала людей, не совсем потерявших совесть, которые ещё не убили Бога в душе своей.

Даты пребывания в неволе я не помню, фамилии насильников не знаю. Но Есть Всему Единственный Свидетель — Бог Живой МАРИЯ ДЭВИ ХРИСТОС».